Париж. Скачать бесплатно

Париж. Скачать бесплатно

Столица Франции: наблюдения, размышления и руководство к действию

Люди в нашей галактике делятся на три категории. Первые из них — это те, кому уже удалось побывать в Париже. Вторая категория — это те, кто обязательно там побывает. И к третьей принадлежат граждане, которым град Париж нужен, как педикулёз. Т.е. вообще не нужен, по умолчанию. Вот для второй категории я свои впечатления (благо, что каникулы новогодние) и описываю, может, кому и пригодится, хочется верить. В любом случае, когда я пойду хлопотать себе пенсию, я этот рассказик распечатаю, захвачу с собой, и буду требовать повышения.

Последнее время получается большей частью по Европам гонять, но каким-то образом все дорожки для меня в Париж складываются. Бывал там уже несколько раз, во все времена года, и мне всегда там нравится, тут я солидарен с всесезонной любовью Эллы Фитцджеральд. И меня, как это ни пошло звучит, вновь туда тянет. Как и многих других побывавших там россиян.

Почему Париж имеет для нас особое значение? Вполне объяснимо. Начать с того, что исторически нас очень многое связывает. Город стойко пережил три волны русской эмиграции. Две из них — интеллигенция (вшивая, естественно). Некоторые из русских писателей, которые бывали или сами годами жили во Франции (Толстой, Гоголь, Тургенев...), недолюбливали всё французское по той причине, что русские, по их мнению, чрезмерно всему этому французскому поклонялись. Мы скопировали ряд блюд из их кухни, вследствие чего нам очень комфортно в их ресторанах. Целые поколения россиян выросли на книгах французских писателей и воспитывались на музыке французских композиторов. Их архитекторы, художники и скульпторы и сегодня всемирно известны и служат образцами для подражания. Так что же к ним не съездить?

В наши дни подготовка к поездке, как правило, включает в себя предварительное чтение отзывов туристов. И тут сталкиваешься с тем, что отзывы о Париже, хотя их и много, как правило, несколько сумбурны. Когда люди пишут, скажем, о Германии, то всё у них получается как-то более упорядоченно, информация неизменно чёткая и рациональная. В парижских же рассказах авторы любят щегольнуть переписанными зачем-то из путеводителей историческими фактами, датами, именами и т.д. В глазах так и рябит от Людовиков.

Возможно, много лишней пурги ещё от того, что немалую долю пишущих составляют наши экзальтированные девы от 30-ти и до бесконечности. Эти пассионарные особы, готовые сразу же после Парижа и умереть, легко узнаваемы в сети по названиям их карамельных творений, обычно они именуют их «Мой Париж!», «Ах, Париж!» или «Париж — праздник, который всегда со мной!» и т.д. Если верить их восторженным повествованиям, они все постоянно ходят в мурашках от окружающего их великолепия, вокруг них феерично сияют огни, перманентно играет аккордеон, и нежный ветер Сены без устали обдувает их лица под звуки чарующей музыки колоколов собора Нотр Дам. Всё кругом поражает их воображение, они везде умудряются дышать прекрасными ароматами, любой уличный бутерброд — для них блаженство, а от эклера за полтора евро их просто разрывает. А если им ещё и мужичонка какой подвернётся, так тут ваще така романтика начинатся, така романтика...

Что ж, доля правды тут есть, избитая фраза о том, что Париж — город влюблённых, столь же тривиальна, сколь и справедлива. В нём воссоздана такая слюнявая атмосфера, что удержаться от чувств часто просто невозможно. В некоторых местах, куда не глянь — все вокруг обнимаются да целуются, что тебе наши футболисты. По количеству поцелуев на один квадратный метр в день с Парижем может соперничать лишь итальянский городок Риччоне на время проведения там международного чемпионата по спортивным поцелуям под водой. Но, учитывая, что там основную массу соревнующихся всё же составляют профессиональные целовальники, пальму первенства sans doute следует присудить Парижу, где для всех приезжих влюблённых пар (а также трио, квартетов и т.д...) созданы предельно комфортные условия.

Местная молодёжь здесь тоже лобызается практически везде — при встречах, сидя на ступеньках памятников, прячась от дождя в желтых телефонных будках, жуя шаурму в маленьких кафе Латинского квартала, валяясь на газонах в парках и скверах.

Но львиную долю среди целующихся составляют туристы, концентрация которых особенно усиливается на рождественские праздники, Валентинов день и 8-е марта, когда их привозят в Париж целыми отарами. Они оккупируют для поцелуев многочисленные смотровые площадки, задние сиденья больших туристических автобусов и курсирующие по Сене кораблики. А многие из туристов-молодожёнов специально подгадывают свою брачную ночь на 21 декабря — самую долгую ночь в году. И, вычитав в путеводителе, что влюблённым, чтобы прожить долго и счастливо, нужно непременно прокатиться вместе на карусельке, рискуя вышибить зубы, чмокаются, покачиваясь на красочных танцующих коняшках.

Не очень понятна цель поездки некоторых других, странных, на мой взгляд, людей, что тоже впрочем, пишут отклики. Приезжают они без знания города, языка, и боюсь, что и без мозгов, прости меня господи. Ходят они по Парижу бесцельно, ничего вокруг не понимая по определению. Как у Чехова — по Гороховой шёл, но гороху не нашёл. «Нас Где-то высадили, и мы Куда-то пошли по Какой-то улице и увидали Кому-то памятник. Потом в Каком-то кафе натыкали пальцем в меню, заказали Какое-то блюдо, и сгрызли, но что это было — мясо или рыба, мы не поняли. Потом, так как погода была не очень, решили пойти в Лувр, но не нашли вход». Для кого выложены такие рассказы? Загадка.

Другая крайность — это отзывы людей, кому Париж совершенно не нравится, в равной мере, как и Сидней, Осло и т.д. И вообще любая заграница нужна им, как Буратино азбука. Дома у них всегда всё лучше, и не надобен им берег турецкий. Французский язык для них — это замаскированная форма унижения русской имперской нации, в ресторанах всегда невкусная еда и француженки — так себе дамы. И Петергоф красивее Версаля, и Эрмитаж богаче Лувра, Эйфелева башня — это куча металлолома, а в Анапе отдыхать в разы приятней, чем на Лазурке. Ну, что тут скажешь? Практически ничего. Такие и до виагры доживут, а мнения своего не поменяют. Чего приезжали-то?

Между тем, Париж — город далеко не заурядный и для осмотра очень удобный, мерси Осману. И у многих он заслуженно вызывает восторг, отличаясь от похожих друг на друга европейских городов. Часами можно любоваться его дворцами, парками, площадями со статуями и фонтанами, набережными с мостами. Балконы домов украшены кружевной ковкой и притом они пустые (где у них хранится зимняя резина, непонятно). Штампов в Париже мало, все районы разные и по-своему красивые. Видно, что создавалось всё это с умом и любовью. Все коммуникации проведены под землёй, над головой не висят сопли проводов, как у нас. Становится даже обидно за Тюмень, испоганенную нынешним мэром златоглавой. Псевдоэлитные здания из шлакоблоков и стекла, отсутствие зелени, скользкая евробрусчатка (кстати, почему она евро?), засранные машинами дворы, нелепые скульптуры на голых площадях. Жуть.

Париж сейчас — это гигантский современный мегаполис, с очень непохожими районами, разделёнными, в первую очередь, по социальному признаку. И в нём, к неудовольствию многих туристов, уже появились обширные афро-азиатские округа, более шумные, более грязные и живущие часто по своим правилам. Широкую общественность нередко любят пугать по ТВ репортажами о беспределе, который творят франко-африканские подростки, что покрыли старушку Францию, как бык Европу и теперь вовсю бесчинствуют там, сжигая автомобили и грабя туристов.

Но, на самом деле, не всё так трагычно, как говорит белорусский батька. Как и везде, до девяноста процентов преступлений составляет далеко не бандитизм, а банальная бытовуха. То есть всякие междоусобицы с роднёй, соседями и т.п. Как у Пушкина с Дантесом, который, к слову, тоже доживал в Париже. Конечно, этническая преступность присутствует, но не в таком явно расово-выраженном виде. У криминала вообще не бывает национальности, уверяю Вас.

Скажем, в парижском метро карманники обоих полов — не редкость, причём в равной мере и белые, и чёрные. А то и вместе. И с машинами всё проще, на самом деле. Когда сожгли первую парочку из них (естественно, в пригороде, а не в центре), то к вечеру там образовалась огромная пробка — все лягушкины поехали парковать свои ренушки в тот район и, вытащив из них самые ценные вещи, оставляли на ночь. Французская система страхования позволяет, в случае поджога, взять новое авто почти в два раза дешевле. Такого шанса французы с их природной жадностью упустить просто не могли.

Остальное довершили вездесущие журналюшки. В наш цифровой век, когда из любой лужи можно сделать наводнение, они с радостью раздули эти события до планетарного масштаба. И это совершенно понятно, Париж — город особенный. Никому из нас не интересно читать про то, как ночью сгорело несколько машин где-нибудь в Кабуле. Ну, сожгли и сожгли, их проблемы, к подобным новостям телевидение давно сделало нас равнодушными. А вот в Париже — другое дело. Вэри импрессив.

Кстати, немного о французской меркантильности. Сталкиваясь с ней, многие склонны считать французов жаднющими и мелочными людишками, что мать родную за еврик продадут. Тут не всё так однозначно и зависит, скорее, от угла зрения. Для французов нормальная разумная экономия абсолютно естественна, и они, в свою очередь, не понимают нашей тяги к необоснованным и нерациональным тратам в магазинах, странного на их взгляд разухабистого поведения в ресторанах со щедрыми чаевыми и т.п. Даже самый благородный французский кавалер не постесняется разделить чек за ужин со своей дамой сердца. А француженка, прикупив на «секонде» какую-нибудь добротную вещь, не смущаясь трещит об этом со своими подругами. А что, с другой стороны, всё правильно с точки зрения здравого смысла — и деньги сэкономлены, и хорошая вещь получила вторую жизнь. Так что, ca depend.

Нужно просто понимать, что сегодняшняя Франция уже другая. И в ней уже не будет многого того, к чему мы все привыкли, представляя её себе раньше. Не будут повсюду звучать знакомые песни Монтана и Азнавура, не будет утончённых мужчин в беретах с багетами под мышкой, как и страстных женщин с чёлкой Мирей Матье. Т.е. это всё в какой-то мере присутствует, но далеко не в том объёме, как мы привыкли о них думать. Всё несколько изменилось и произошло это, по меркам истории, сравнительно недавно.

Когда доблестные французские войска (продувшие, как известно, все три свои последние войны) покидали свои североафриканские колонии, то им пришлось захватить с собой несколько десятков тысяч арабов, служивших в национальной полиции, в администрации и т.п. Выхода не было — либо брать их с собой, либо им дома свои, не медля, башку отрежут. Эти алжирцы и тунисцы осели во Франции, занимаясь, в основном, мелкой торговлей (слово «араб» у французов имеет, кстати, и такое значение — уличный торговец на углу). И обосновавшись, первым делом, начали выписывать к себе великие тыщи своих сродственников.

Результат перед Вами. Вы, к примеру, не увидите по современному французскому ТВ какое-либо шоу без представителей афро-французов. В любом случае, какая-нибудь мулаточка кофейная сидеть там будет. Не то, чтобы страна стала из-за них хуже. Нет. Она просто уже другая. Те арабы давно акклиматизировались, и они уже сами не в восторге от тех, кто прибывает теперь.

Как и Америка в своё время не очень радовалась приезду тысяч итальянцев в прошлом веке. Понятно, приезжают сейчас не лучшие, а те, кому нечего терять дома, кто не умеет себя вести и с деньгами у кого негусто. И, вообще, не очень-то хочет работать. Гораздо лучше банчить «Мальборо» у метро и зазывать прохожих заплести афрокосички в один из многочисленных «institut de beaute». Или просто толпой стоять в полуспущенных штанах, слушая музу из наушников и выкрикивать проходящим туристкам различные сентенции, смысл которых неизменно сводится к предложению организовать незабываемый досуг одиноким белым женщинам.

Учатся эти приезжие неохотно, хотя школы почти целиком арабские, особенно в пригородах. Ведь детей мигранты делают быстро. Среднестатистическая же белая французская семья — три человека: мама, папа и один ребёнок. Вот и получаются в школах соответствующие проблемы. Не общается, к примеру, девка с афрами, всё, проходу не дадут, лучше район поменять. Не надо быть гением, чтобы понять, что тут больше виновата среда, а не национальность. Из их гарлемов очень трудно вырваться, найти работу получше, детей выучить. Уловка двадцать два. Больше чем полмира в таком тупике живёт, на самом деле.

Но, следует добавить, что по сравнению с 90-ми появилось и немало обеспеченных темнокожих мужчин и женщин (многие их последних вполне ничегошные). Ездят на хороших машинах, носят Бёрберри и Прада и выглядят как вполне самодостаточные представители, по меньшей мере, миддл-класса. Живут они, как я полагаю, также не в тех округах, где традиционно селились мигранты. Так уж устроено, что некоторые из приезжих, те, кто посмышлёнее, со временем подымаются. Как и у нас.

Современная же французская молодёжь довольно аморфная и безынициативная. Выросло целое поколение завершённых эмо-чмошников. Всё у них — катастрофа, любая проблема для них — тупик. Воду горячую вырубят — всё, трагедия. Эти задроты тут же тащатся к психоаналитику жаловаться, как им плохо, у них ведь отключили горячую воду и теперь им очень очень плохо и т.д.

Вот и крутится вовсю арабьё, магрибцы и другие приезжие. Наши в том числе. Армяне многие темы подбирают. Уже даже свой армянский городок есть под Парижем с мэром-армянином во главе. Поляки — это вообще больная сейчас там тема. Польские строители выщемили со строек всех португальцев. Все столбы объявами о дешёвом ремонте облеплены. Польские дальнобойщики умудряются даже фуры пригонять через Германию для работы во Франции, сбивая цены французским транспортникам в два-три раза. Даже знаменитые парижские клошары почти все теперь — это польская алкашня. А что? Тут теплее, подают больше, талоны дают на ресторан. Вот и перебираются.

Многих, кстати, интересует вопрос, можно ли экономно отдохнуть в Париже. Сразу отвечу — можно. Ровно также как в Москве, либо в Милане. Я и сам как-то в Турции деньги на прачечную сберёг, постиравшись на пенной дискотеке. Ведь для того чтобы бюджетно отдохнуть в столице Франции, нужно просто тупо на всём экономить. Брать детское меню в кафе или питаться заморозкой из Монопри, пить вино из бакалеи за 0,8 евро, хорониться в метро от контролёров, пристраиваться на экскурсии к русским гидам, пешком подниматься на Монмартр и Эйфелеву башню, жить в хостеле либо у волонтёров, которые непонятно из каких соображений на добровольческих началах предоставляют туристам своё жильё и т.д., и т.п. Короче — Adieu bifteck, bonjour pain sec.

Ну, евры-то Вы, без сомнения, таким путём сэкономите, но тут есть и другая сторона лопаты. Смысл отдыха теряется. Если ситуация позволяет не жадничать и провести отпуск хотя бы на среднем уровне, то и не жмитесь. Отдыхайте на всю заначку. Что толку после поездки калькулировать сохранённые средства, переводя их в уме в рубли?? Сами же потом пожалеете, к осьминогу не ходи. Деньги кончатся, зато воспоминания останутся, как шиканули. Как правильно заметил Пикассо — неважно стал ли ты миллионером, важно жить, как миллионер.

Если Вы едете в Париж с детьми, советую не мучить их чрезмерно в парижских музеях и на исторических экскурсиях. И всячески их культурно образовывать. Всё равно в голове у них потом только полная каша из мест, событий, дат, королей и т.п. Я лично считаю, что нечего в них мечты свои несбывшиеся воплощать, как этим зачастую грешат многие мамашки и бабушки. Не обманывайте себя — ни один поход в музей обед в Макдоналдсе детям всё равно не заменит. А вырастут — отомстят. С ними лучше чередовать пешие и выездные экскурсии с походами туда, где им действительно интересно. Например, в Аквапарк (4, rue Louis Armand, метро Balard).

Бывал там пару раз, правда, давненько уже. Аквапарк — вещь хорошая, открытый бассейн, крытый, волна в бассейне, гейзеры, сауны, джакузи, горка-кит в натуральную величину. Среди местных аквапарк очень популярен, народ на воду идёт. Во Франции, вообще, в каждом небольшом городке будет пара приличных бассейнов. И все туда с удовольствием ходят, это сравнительно недорого. Везде чисто, даже стерильно.

Это я для особо брезгливых пишу, кто боится в бассейне забеременеть. И бомжей там тоже по городской программе не отмывают, не волнуйтесь. А то, когда читаешь отзывы, иной раз, кажется, что в Париж приезжают специально отобранные каким-то мизофобом люди, с резко обострённым обонянием и повышенным уровнем санитарной культуры. И в России проживающие, по меньшей мере, в хрустальных замках. Везде для них грязно и гадко, запахи мерзкие их напрягают, крысы в метро. Читать архитошно. Подумаешь, крысы в двадцать сантиметров. У нас в армии крысы гораздо зачётней были, и ничего, подружились. Не понимаю, как можно портить себе впечатление от отдыха из-за подобной чепухи. В Египте вон тоже вся пустыня в пыли, и никого это не волнует. Ну, Онищенко напишите, пусть он город Париж запретит (и лифчики, кстати, заодно).

Что же тут такого удивительного — большой город, со своими проблемами, многомиллионный, естественно, горы мусора. В некоторых районах его вовсю уже прямо из окон валят. Тысячная армия зелёнометёлочных дворников только к утру и справляется с уборкой. И снова всё чисто. Чисто, конкретна. Когда в 95-м году террористы взорвали несколько бомб в метро, подложив их в урны, то власти не придумали ничего лучшего, как просто их заварить. И некоторое время мусор валили возле них прямо на пол. Прямо кучи мусора лежали. Сейчас урны есть, но привычка у многих осталась. Зато в Париже всегда канализация на высоте, дождь прошёл, вся вода тут же под бордюры ушла. Даже свой музей у говновозов имеется.

Европа, вообще, волей-неволей всегда чистотой отличалась, и причина тут в скученности её населения и боязни распространения эпидемий. На Руси же проблем с землёй никогда не было, в тесноте не строились, и поэтому над очистными сливами в городах шибко и не парились, просто канавы рыли, Ключевского почитайте. У нас в Тюмени только сейчас коллекторы ставят, а городу больше четырёхсот лет уже. И много где так. Даже в Питере, что наши патриоты так любят противопоставлять Парижу, тоже, увы, фасад один, а шаг от Невского в сторону — всё в грязищи. И целые массивы сталинок убитых стоят, с дворами облезлыми. Попробовали там газовики одну башню современную поставить, так визгу было на всю Рассею. Как же, как же, их изящный город портят, их неповторимую линию горизонта.

Вот Париж сейчас как раз интересен теми постройками, которые в своё время были крайне инновационными и так же в штыки принимались современниками. И ныне он открыт всему новому и по количеству презентаций, выставок и культурных событий занимает одно из ведущих мест в мире. В наши дни это — современный гигантский мегаполис, где каждый увидит и найдёт то, что он хочет. И столица, к тому же. Столица Франции, это знают даже те, у кого по географии была твёрдая тройка.

В прошлом году мы приезжали в Париж после Мюнхена, так разница в ментальности городов была очень заметна. В Мюнхене стоило только развернуть карту или начать тупить возле билетного терминала в метро, как тут же нам начинали помогать самые разные люди, успокаивающиеся лишь после того, как нас усаживали в нужный вагон.В Париже можно хоть день с картой простоять — никто не поможет, только толкаться будут, проходя мимо. Но что же тут поделаешь, это же столица со всем присущим ей снобизмом и сволочными традициями. Как и наша Москва. Ква-ква.

До настоящей Франции от Парижа надо километров сто, как минимум, отъехать. Попробуйте, если ситуация позволяет, проехаться по Франции, очень живописные виды. По обеим сторонам дороги разбросаны аккуратные, как игрушечные, утопающие в садах, селенья, окружённые зеленеющими виноградниками, с торчащими над черепичными крышами симпатичными церквушками, так непохожие на русскую деревню с её вечной грязью и черными плетнями околиц. И Вы будете приятно удивлены, побывав во французской провинции, где при встрече на улице незнакомые люди обязательно поздороваются или пожелают доброго вечера.

В конце девяностых я одну зиму учился в подобном средневековом городке в Лотарингии, и впечатления остались самые хорошие. Люди там абсолютно адекватные, доброжелательные и очень работящие. Такую экономику, как во Франции, тунеядцы не построят, уверяю Вас. Бывал там на разных предприятиях от магазина для собак до атомной станции. Они работают себе, как жучки, каждый на своём месте.

И не судите о французах только по товарам люкс-индустрии. Франция — страна продвинутая, с развитой промышленностью, энергетикой, наукой, передовыми технологиями. К примеру, скоростные поезда — это их изобретение, свои самолёты и ракеты строят, да и Интернет свой раньше Пентагона придумали (Минитель, я имею в виду). Во внешней политике у Франции даже сейчас определённо ведущая роль, они традиционно разруливают различные мировые заварушки. Вспомнить даже нашу последнюю грызню с Грузией.

И с женщинами у них там всё в порядке, красивые и приветливые. И без ненужных понтов. Это я к тому апеллирую, кто находит француженок несколько невыразительными. Ну, если их сравнивать с героинями нынешних отечественных сериалов, что прям с вечера в койку плюхаются, не смывая макияжа (а макияж такой, что Матисс отдыхает), то да, отличие есть. Наши, на первый взгляд, попрезентабельней. Европейские женщины чаще предпочитают носить одежду из натуральных тканей, где используются природные красители, расцветки некрикливые, тона приглушенные, но зато, с их точки зрения, более экологичные. Ими не приветствуется чересчур нарядная одежда и яркий мэйк-ап, которые как раз демонстрируют многие из наших туристок, для которых поездка в Париж — это своего рода конкурс красоты и даже какая-то жизненная планка.

Я не беру крайности в виде тех блондинистых клонов, что в полной боевой раскраске, сверкая буквами «DG», когтями под хохлому и лысинами пожилых кавалеров, с трудом передвигаются по Елисейским на большущих стриптизёрских копытах. Это случай клинический и особых комментариев не требует. Я про другое. Наших женщин всегда нарядно выглядеть вынуждает ситуация с мужским полом в России, которая, увы, по-прежнему, напряжённая. Мужиков просто меньше, чем женщин, нормальных всем не хватает, хороший товар долго не лежит. Вот и подбирают всех подряд, и живут даже с алкоголиками, что для француженок — вообще нонсенс. И одинокие наши женщины стараются всегда выглядеть хорошо, да и замужние, видя конкуренцию, тоже. И денег на красоту больше тратят — Pour etre belle il faut souffrire, говорят французы («чтобы быть красивым, нужно страдать»).

Вот и имидж у наших всегда, как на выданье, в чём-то с виду повыигрышнее. Француженки же во многих вопросах менее зависимые от мужчин. Хотя эта тема стара, как мир, и понятно, что и там мужчины балом правят. И без их поддержки женщине трудно чего-либо значимого добиться. А во Франции с их нравами — тем более. Там не Штаты, никого служебным сексом не удивишь. И перегородки прозрачные в офисах не увидишь. Но всё же женщины там, надо признать, более самостоятельные. И одеваются пусть не так эффектно, но как-то со вкусом и более индивидуальны в выборе аксессуаров.

У нас же сейчас в погоне за оригинальностью многие одеты одинаково, что немало удивляет. Ладно бы раньше, а то сейчас. Всё же доступно — импортные ткани, лекала, журналы — одевайся по-своему. Так нет, все как будто в совке остались, похожи, как Барби. Поверьте, в некоторых бедных странах, где у женщин нет особой возможности модиться, они, тем не менее, умудряются и при минимуме средств выглядеть интересно и со вкусом.

Но где же его взять, вкус с детства прививать нужно. А как? Примеров рядом достойных мало. У нас молодые девушки видят лишь, как по всем каналам гоняют десятку надоевших всем ботоксных красавиц, поживших уже с половиной Москвы, да очередную сверхзвёзду, которую через полгода все забудут, а через год она уже бытовую химию с контейнера на рынке продавать будет. Ну, да ладно, отвлёкся.

Еще один плюс Парижа — Диснейленд. Если возможность есть детей туда вывезти, то сделайте обязательно. Дети растут, как доллар, так успевайте, пока они совсем не повзрослели. Не так много времени до того момента остаётся, когда им интереснее будет друг дружке дёсна шлифовать или курить за гаражами учиться. Адрес: рядом с Chessy, Marne La Vallée, на RER никаких проблем, от центра минут сорок ,максимум.

В Дисней мы ездили два года подряд, и оба раза мы были на весенних каникулах (конец мая — начало апреля). Для посещения, в принципе, неплохо — мало детей. Летом же, по слухам, здесь полная засада. Детей, как мошкары. Броуновское движение молекул. А зимой, говорят, что на многих аттракционах, холодно. У французов есть свои неплохие парки, к примеру «Галльская деревня» с Астериксом и Обеликсом, но детей, увы, не переделать. Они сейчас, по сути, все вырастают на Диснее. Сами же мы, дорогие родители, и ставим им кассеты и диски с мультиками,когда припрёт.

В прошлом году мы посетили собственно Диснейленд, в этом году — Дисней Студио.

Впечатления от обоих парков остались самые добрые (это не скрытая реклама). Все служащие говорят на нескольких языках, можно даже встретить русскоговорящих. Парк нанял на работу жителей стран СНГ и Балтии для обслуживания растущего потока посетителей из стран центральной и восточной Европы. Повсюду в Диснейленде идеальная чистота, деревья подстрижены в виде шаров и разных животных. Кругом кафешки, с лотков продают мультяшную выпечку, а также большие и фотогеничные яблоки в красной сахарной глазури. Стоит сие удовольствие по три евро за штуку (600 руб. за кило) и дети охотно их точат, по крайней мере, первые три минуты.

Вечером самое важное событие в парке это парад — потрясающее по своей энергетике зрелище, в течение которого у Вас на шее вприпрыжку сидит ваш ребёнок. Парад проходит на главной улице Main Street ежедневно в 16 часов, если я не ошибаюсь. К этому времени там собираются толпы малышни, желающей его посмотреть. Сперва появляется Микки-Маус на пузатом красном автомобильчике, после которого, под звуки музыки из диснеевских мультиков, на красочно оформленных платформах проезжают герои самых любимых сказок Диснея: Жасмин, Питер Пэн, Белоснежка, Спящая Красавица, Алладин, Русалочка, Джамбо. Дети на ожившие персонажи смотрят заворожено, актеров там специально подобирают с похожими мультяшными рожами. Такой же Питер Пэн или Жасмин, только большие.

В парке Диснейленд не стоит переться сходу на первый же по пути аттракцион, где можно потратить час на очередь, чтобы минуты три прокатиться на совершенно обычных машинках, что тащатся по монорельсу, периодически стукаясь друг об друга. Лучше для начала прогуляйтесь — увидите много интересного. Не стоит также расстраивать малышей у тех аттракционов, где имеется ограничение по росту типа «Полёта на Луну». Специальный служащий большой Г-образной линейкой безжалостно обламывает смелые мечты самых маленьких посетителей, вызывая их горькие рыдания и смертельные обиды на этого прислужника дьявола.

Очереди бывают большие, что есть, то есть. Немного спасает система FAST PASS, получаете талончик и подходите в определённое время. Но и к автоматам с талончиками бывают очереди, и количество их ограничено. И пока первый не истратите, второй не получите. К тому же парк большой, можно не успеть вовремя, да и вообще трудно вести себя рационально в подобном месте. Но лучше рассчитывайте из расклада: один аттракцион — один час, как минимум. Снаружи очередь не видно, но внутри каждого павильона толпа медленно передвигается по змейкой установленным барьерам.

Лезть без очереди категорически не советую. Да и не прокатит. При всей своей кажущейся индивидуальности европейцы очень остро реагируют на несправедливость, и хай сообща в таких случаях подымают не хуже наших, а то и по жёсткому диску можно выхватить. Да и ментов могут пригласить, надо оно Вам?

Какие из аттракционов посетить, решать Вам. Вот неплохой, на мой взгляд, сайт для изучения обоих парков. С детьми лет с двенадцати, уже, как мне кажется, лучше двигать налево, в Дисней Студио. Если Вы в Париже без детей, то всё равно поездка в Дисней — неплохой вариант интересно провести день. («Причём тут дети?» — говорил Андерсен). Но всё же все мы, как говорится, родом из детства, и почему бы его не вспомнить. Конечно, лучше тогда также налево в Студио, если конечно Вы не мечтали всю жизнь посетить домик Белоснежки (хотя, возможно, некоторые мальчики и мечтали). Аттракционы в Студио более взрослые, один «Аэросмит» чего стоит. Однако всё безопасно, стандарты безопасности чрезвычайно высокие. При проведении каких-либо работ предусмотрена даже должность наблюдателя за наблюдающим за рабочими.

Насчёт аттракционов от себя могу лишь добавить, что в первом парке нам понравились пираты Карибского моря, русские горки на угольной шахте и дом с привидениями. Там, кстати, совсем не страшно, меня даже позабавила ситуация, когда нашу группу сперва поместили в непонятную круглую комнату, и там погас свет, после чего мы минут пять простояли в темноте. И так как какое-то время ничего не происходило, все почему-то дружно стали смотреть на одного очень высокого негра в пальто и шляпе, которого, вероятно, все приняли за какую-то подставу. Он был один, и вид из-за его роста у него был и в самом деле необычный и даже несколько зловещий, учитывая то место, где все мы находились. Все враз зашептали на разных языках незаметно кивая другу другу на него и потихоньку оттаскивая подальше детишек. Бедолага же оказался обыкновенным туристом и к моменту, когда пол у комнаты начал опускаться, было заметно, как он покраснел, несмотря на полумрак и тёмную кожу.

В Студио понравился голливудский многоэтажный заброшенный отель, шоу автокаскадёров и павильон по мультику «Гони волну».

Билеты в парк можно купить в удешевляющейся прогрессии: в турфирме, в своём отеле, в диснеевских магазинах, во Фнаке и, наконец, в Интернете. Первый раз покупали здесь (от 53 евро), а в этом году — на сайте франсильенов (т.е. жителей Иль де Франса, тех, кто собственно проживает в парижском регионе). Выходит всего по 30 евров на человека, билеты именные, с собой паспорта или их распечатку нужно иметь обязательно. При бронировании указывал адрес парижской квартиры, ничего, прокатило, пустили без проблем, посчитав в итоге по головам. В общем, сгоняйте, не пожалеете.

К тому же на следующей же остановке по дороге обратно Val d’Europe — Serris-Montevrain находится аутлетовская деревенька La Vallee Village . Шопиться в разы приятней, чем в центре. Мне там с прошлого года понравилось. Атмосфера вокруг после Диснея была тихая и безмятежная, имелось несколько милых небольших кафе. Сиди себе, дурачина, пей капуччино. Жену с дочкой сразу унесло вдаль, как Элли с Тотошкой, а я спокойно себе присел, отдохнул, дальше прогулялся.

Там возле каждого домика установлены скамейки, можно приземлиться, перевести дух, если целый день на ногах. Я б вообще предложил казнить тех владельцев магазинов, у кого нет скамеек или стульев для покупателей. Или, по крайней мере, разрешил бы над таковыми грязно надругаться. Но парочку всё же расстрелял бы. Причём, как в Китае, публично, на стадионе, под барабаны. Пусть остальные поймут, каково оно за женщинами по магазинам бродить.

Бренды, разумеется, в деревне недешёвые, и бывает, что не все размеры есть, но атмосфера вполне цивильная. Лично мне деревня пришлась по вкусу, и я её рекомендую, но предупреждаю, что в моде не особо разбираюсь.

Безусловно, всё в этом вопросе зависит от степени Вашей изысканности. Если Вы человек без лишних претензий и сможете ходить, как последний лох, в предыдущей коллекции Ральфа Лорена, то смело выходите из метро направо до входа в большой длинный магазин и минуете его секции с речными названиями — Волга, Дунай и т. д. до упора в деревню. В этом длинном центре также расположено множество магазинов, но более демократичных марок, типа Zara. Центр работает и после семи. Но лучше в пригороде не задерживаться. Бывает, что вечером уехать уже сложно — много народу. И не во всякий вагон следует садиться, по вечерам местные подростки из своих ашелемов толпами прутся поторчать в город.

Можете оказаться единственным в вагоне обладателем светлой кожи. Ничего страшного в этом нет, но молодёжь везде одинаковая — шумная и визгливая. Никакой разницы с Россией. Попробуйте вечером доехать на электричке в Москву из какого-нибудь Долгопрудного. Точно также неохота ехать в одном вагоне с нашими отморозками, что выделываются друг перед дружкой, как обезьянки.

В случае ежели Вы существуете на самом острие моды, и лишь высокий французский стиль для Вас — синоним качества и хорошего вкуса, тогда к Вашим услугам многочисленные парижские бутики и знаменитые универмаги типа Галереи Лафаетт, Прэнтан, Самаритэн, Бон Маршэ (так называемые Большие магазины). Во второй половине марта там со скидками предлагаются новые, весенние коллекции. Ну и традиционные распродажи на Рождество и в июле. Учтите, что в Париже обычно все до обеда едут по экскурсиям, а после обеда — по шопам. С утра в универмагах вполне свободно. Рекомендую их к посещению просто из эстетических соображений.

В Лафайете всех впечатляет шикарный купол. А вы, милые леди, если захотите дополнить свой парижский образ и придать ему логическую завершенность, то воспользуйтесь возможностью на халву накраситься в громадном отделе косметики (при виде него кошельки всех мужчин обычно дрожат от страха). Попросите, чтобы наложили красные и чёрные тона и вид Ваш будет вполне муленружевский. Потерпите полчасика и бегом к зеркалу. Вау!! Сэ манифик! Consommer avec moderation! В универмаге Прэнтан , что через квартал от Лафаетта — хороший ресторан наверху и отличный вью поинт. А внизу расположен большой секс-шоп со смешливыми продавщицами, после посещения которого Ваша личная жизнь может несколько разнообразиться....

Большие и понтярские модные магазины расположены вдоль Елисейских полей, во все стороны от которых, также расходятся улочки с маленькими дорогими бутиками. Я, правда, не до конца понимаю, как можно покупать там вещи, выбирая одно из двух висящих в бутике люксовых изделий. По мне уж, лучше на Рошешуар к Тати, у которого принцип всегда один: кто глубже всех копается, тот круче всех одевается.

Этакий французский Черкизон, где под клетчатыми маркизами на прилавках выложен всевозможный товар. Вали кулём, потом разберём. В девяностые мы там много чего покупали, с гордостью демонстрируя дома розовые пакеты. Ничего там, на первый взгляд, не изменилось. Всё те же многочисленные, преимущественно, уже темнокожие покупательницы, дружно перерывают содержимое корзин и, невзирая на гуляющих туристов, громко переговариваются, демонстрируя друг другу наиболее приглянувшиеся вещи.

Меня хваленные парижские магазины достают быстро, после одного дня шопинга я полностью теряю ориентацию и могу даже, попутав с дверью, стукнувшись лбом, выйти в зеркало. Бывало такое. После чего выражаю жене твёрдый протест и стараюсь магазины обходить. Женщин всё равно оттуда не выгнать, для них вся география поездок привязана к шмоткам, которые они купили в том или ином месте. Полный шкаф воспоминаний, некоторые не налазят уже.

Для тех же, кто, как и я, любит порыться в разной барахляндии, либо что-то своё коллекционирует, раздолье на парижских блошинках и особенно на Клинянкуре, где можно купить абсолютно всё, хоть мебель времён Ришелье с доставкой до Вашего дома.

Никого во Франции, в отличие от России, не расстреливали за дворянские корни, старые вещи, предметы быта и антиквариат прекрасно сохранились и активно предлагаются на рынке. Но вообще-то туда можно даже сходить ощутить дух истории, как в музей, в котором перед глазами проходят целые пласты времени.

За полдня можно увидеть всё — от наполеоновских мундиров до сумки через плечо из кожзаменителя с надписью «СССР-КАНАДА, 1976». Целые улицы антиквариата. Находится рынок на станции Porte de Clignancourt. Поднявшись из метро, двигайтесь по указателям на коричневых табличках-стрелках «Marché aux puces». Работает по выходным с утра до обеда. На Клинянкуре существует своя собственная тусовка, нечто вроде клуба воскресного дня, куда многие просто приходят пообщаться.

Рынок же Ванв (метро Porte de Vanves, по дороге можно на Монпарнасе вылезти, пофоткаться на фоне чёрного карандаша небоскреба), на мой взгляд, куда практичней. И барыги там понахальней, даже наши бывшие соотечественники попадаются. Антиквариата на этом рынке поменьше, зато больше ретро-вещей 60-х и выше годов, полезных в хозяйстве. Если понравилось что-то крупное, то о доставке позаботится расположенная рядом компания Camard. И в отличие от Клинянкура, где надо прочёсывать местность, разбив её на квадраты, Ванв вытянулся практически вдоль одной улицы.

Торговаться не запрещено, но успешность торга прямо пропорциональна степени Вашего владения французским. Я, к примеру, в любой стране первым делом выучиваю фразу — «слишком дорого!». Очень помогает. Этой весной откусил себе на Ванве штопор в форме галстука из неизвестного металла и картину столь же неизвестного художника, имеющую сомнительную культурно-историческую ценность.

Традиционно туристов из России селят в правобережных округах. Тут наши дурфирмы не заморачиваются, им так удобно для проведения экскурсий. Чаще в районе Монмартра, с его нынешним интернациональным обликом, с путёвками подороже в районе Оперы. Там более благополучно, имеются «мишленовские» рестораны, но тоже толпа носится, как конница Буденного.

В итоге положение с проживанием нашего туриста подобно ситуации с сексом в юности — если сам себе не поможешь, то и никто тебе не поможет. Можно, к примеру, зафрахтовать отель самому. Езжу таким образом годами, никаких проблем, бронирование бесплатно, платишь при выселении. В прошлом году жил на rue La Fayette у Восточного вокзала (это где Амели за своим пареньком гонялась). Очень удобно, если вы не сидите в Париже, а много передвигаетесь.

Но для начала надо понимать, что Париж — не Хургада и отели, в основном, небольшие, расположенные во вставках между другими подобными отельчиками. Дома преимущественно старые, с узкими винтовыми лестницами, лифты крошечные и до интима тесные, номера похожи на комнатку Родиона Раскольникова, где могут дуть сквозняки и можно запросто встретить парочку дружных сереньких микки маусов. Если перед этим человек отдыхал только где-нибудь в турецких пятёрках, то контраст получается крайне драматический.

И когда какая-нибудь наша особа, умудрённая успешным опытом увлекательной и яростной ругани на турецких и египетских рецепциях (а особо изощрённые побывали даже в Таиланде), попадает в такой номер, то у неё сходу случается cultural shock. С лицом девственницы, очутившейся в низкопробном борделе, эта лохиня бежит на ресепшн и там, к своему удивлению обнаруживает, что французам на неё там, извиняюсь за выражение, насрать и розами засыпать. Не нравится — оревуар. Париж — это своего рода супермаркет, где мотивация продавцов, по сути, невозможна — тут же идут новые покупатели. Нет смысла всех хорошо обслуживать, всё равно не кончатся. Эффект таможенника. Портье может даже не взглянуть на Ваш паспорт, выдаст ключ по ваучеру и молча отвернётся. Как следствие — тысячи возмущённых отзывов.

В середине 90-х жили с женой в такой «двоечке» с видом Сакре Кёр. Чтобы одному попасть в туалет, второй был должен синхронно с открытием двери, как ниндзя, вспрыгнуть на кровать. Кроме кровати у нас в номере находился скрипучий вангоговский стул и облезлый шкаф с одной вешалкой, а из того, что втыкается в розетку, был лишь миниатюрный телевизор Томпсон, чтобы включить который, нужно было выключить свет. Завтраки были также гомеопатические и включали в себя круассан с джемом, брикетиком масла и кувшинчиком сока на четверых, который, впрочем, к нашему приходу весь успевала выдуть тульская бабулька в жёлтой футболке с надписью «Мы остановим гепатит В!». Короче говоря, нам очень понравилось.

Какой-то большой проблемы в подобных отелях я и сейчас не вижу. Всё равно там только ночлег. Днем постоянно где-то шаришься, сончаса нет. Это ж не Турция, где у нас один режим — напьёмся и лежим. Впоследствии в Париже я жил в разных округах в основном в 3- и 4-звёздниках. Разная доля пафоса, но принцип неизменен — там только спишь. Ходить приходится немало, и спать к вечеру хочется, как собаке Павлова. Я лично после своих геологических практик с ночёвками в палатке (и у палатки) искренне верю, что лишь хороший сон — залог здоровой психики.

А многие негативные отзывы о мелких парижских отелях, грубых портье, скудном питании, плохом сервисе и т. п. — это, на мой взгляд, лишь следствие какой-то непоколебимо святой веры наших людей в какую-то дармовщинку. По меньшей мере, странно, почему человек, изначально дёшево поселившийся в дрянном квартале со шлюхами и негроидами, гневно и обличительно размышляет потом о низком качестве отеля и района. Готовиться к путешествиям надо, а не после фраком слёзы вытирать. Никто Вас на верёвке туда не водил, сами же выбрали, тут даже турагентства не причём.

Информация сейчас доступна, читайте, сравнивайте, выбирайте и в случае, если Вам ваш уголок бывает тесен или просто нужно соответствовать какому-то более успешному образу, тогда вэлком к Опере, к Елисейским и т.п. Дорогих и престижных отелей много, только плати по счёту и хоть с горла пей бесплатный Dom Perignon по утрам и смотри с полуночи по плазме увлекательное тевтонское порно.

Этой весной заарендили по Хомелидэйc квартиру на rue Mail, 2-й округ. Это возле Биржи, пять минут до Пале-Рояль, до Лувра минут пятнадцать. Не пожалели ни на йоту. Хозяева очень приличная семья, мать с сыном, живут там с 40-х годов. Каким-то образом они отмутили за это время несколько квартир, вот их и сдают. Соседи весьма буржуазного вида. Мы заплатили по сто евров предоплаты, а остальные деньги отдали, когда приехали. За две семьи у нас вышла сумма меньше, чем мы бы сняли посуточно однушку на окраине Тюмени. В квартире всё есть, можно войну небольшую пережить.

По приезду нас ждали сюрпризы в виде вина с багетами на столе и полный холодильник продуктов. Узнав, что мы едем с детьми, хозяева набили его всякими вкусностями для них, ореховой пастой и т.п. Квартира обставлена приличной мебелью, часы антикварные, картины, постельное белье лучше, чем дома. Хозяйка в выходные приносит серебряные приборы для еды (впервые ел такими, честно говоря). Рядом с квартирой находится пешеходная зона Montorgueil с булочными, мясными и сырными лавками. Набрал с утра выпечки, пирожных да камамбера и домой — поглощать холестерин с канцерогенами.

По выходным в районе работает рынок с рядами колбас, овощей, морепродуктов и т.д. Красота. A moveable Feast. Хочется остаться, навеки продавшись в проклятое буржуинство. Дело даже не в экономии или экзотике — мне сложно описать это непередаваемое ощущение — открывать в Париже дверь своим ключом. По приезду в Тюмень мы, не сговариваясь, послали хозяевам посылочку с благодарственным письмом и сувенирами. Теперь вот переписываемся.

Многих с первого дня мучает вопрос, куда сходить в Париже. Предлагаю Вам идти вперёд. Куды глаза глядят. Как писал Моруа, в Париже нельзя гулять по плану, там надо идти туда, куда зовёт душа. На отдыхе нередко бывает такое настроение, что приятно просто послоняться по улицам, наблюдая за жизнью обычных людей. Попробую порекомендовать пару маршрутов. Они ни в коем случае ни к чему Вас не обяжут и, возможно, интереснее всё придумать самому, но в первый раз всё равно стоишь с картой, как бравый витязь у камня на перепутье и неизбежно теряешь время, ориентируясь на местности.

Первый из них — это прогулка главным образом по Монмартру. Как вариант, можно предложить следующее. Начать предлагаю с Вандомской площади (метро Opéra) — там можно поглазеть на высокую купоросного цвета колонну, отлитую из трофейных (уральских в том числе) пушек, что стоит посередине площади, представляющую собой изящное каре из окружающих домов, построенных в классическом стиле. Количество живших тут знаменитостей зашкаливает. Если набраться смелости, то можно зайти на дринк в Ритц.

Дальше по коротенькой rue de la Paix вы выходите к Парижской Гранд Опера. Здание Оперы гармонично вписано в городской ландшафт, и фото на фоне его получаются удачные. С правой стороны в нём открыт магазин с оригинальными сувенирами в виде миниатюрных балеток, пачек и т.д. Справа от Оперы- магазин Apple Store. Очень удобно. Жену к балеткам, а сами туда, новинки глядеть.

После Оперы на метро доезжаете до станции Anvers и, ориентируясь на белые купола Сакре-Кер, идёте до подножия холма мимо череды ресторанчиков, лавок, торгующих сувенирами и открытками. Поднимаетесь наверх на фуникулёре либо пешком по широкой лестнице, на каменных ступенях которой беззастенчиво располагаются ватаги туристов, как, впрочем, и на всём каскаде лужаек, спускающихся от церкви.

Оказываетесь на живописной смотровой площадке, с которой открывался великолепный вид на город. Даже средь бела дня здесь всегда полно народу, а каждый вечер полный аншлаг. Потому что там, действительно, прикольно. Кто брейк танцует, кто на пиле играет, кто фокусы показывает. Идут представления крохотных кукольных театров. Стоят, как залеченные, раскрашенные живые статуи, дожидаясь своей мелочи. В общем — веселуха. Наиболее возвышенные душою туристы обычно просто стоят, мечтательно глядя на висящую над городом сизую дымку, уходящие вниз дома и крыши с печными трубами, на расположившиеся по склонам Монмартра чудные зеленые садики.

После базилики, выйдя наружу, поверните за толпой направо и вскоре окажетесь на шумной площади Тёртр, со всех сторон окруженной открытыми террасами ресторанов. Можете потолкаться там некоторое время среди туристов, покупающих картины-раскраски (да, увы, в основном раскраски) у местных художников и, обойдя площадь справа, пойти верх к rue des Saules, дом 22, где расположено кабаре Lapin Agile, а, вытянув шею, можно через забор поглазеть на махонькие монмартрские виноградники.

Затем идите чуть вниз до угла rue de l’Abreuvoir, где увидите симпатичный розовый дом, выкрашенный, по легенде, кистью пьяного Модильяни, тайного, по слухам, друга Ахматовой (был между ними грех или нет — загадка, до сих пор мучающая многих дотошных искусствоведов). По пути до площади Далиды фотографируетесь на фоне увитых плющом уютных домиков, каковых много на этих тихих уютных улочках. На площади делаете снимки возле её бюста с отполированными руками туристов сосками и выдвигаетесь дальше.

Следующее место для фоток — современная скульптура по рассказу Марселя Эме «Проходящий сквозь стену». Расположена на одноимённой площади. Потом на улице Лепик щёлкаетесь у мельницы Мулен де ля Галетт (по этой же улице в 54-м доме жили братья Ван Гог). Дальше можно дойти до дома всё той же невезучей Далиды, что на улице Оршан,11. После шагаете до сквера Жан-Ристус на площади Аббесс, где расположена так называемая Стена любви (но помните, что к вечеру сквер закрывается) и, найдя там три заветных слова, начертанные по-русски, спускаетесь, наконец, вниз до кабаре Мулен Руж на площадь Бланш.

Этот известный красный ветряк, предпочетший выдавать зрелища вместо хлеба, долгое время был общеевропейским символом фривольности. Ныне же, на фоне абсолютной доступности любого порно, «Мулен Руж», по какому-то странному парадоксу истории, превратился практически в образец культуры и нравственности.

Сам я там дальше фойе не был (предпочитаю не ходить в слишком «туристские» места), но мнения, от посетивших представление знакомых, слышал совершенно разнополярные. И выражены они обычно в виде двух взаимоисключающих версий. Сторонники первой из них — это те, кто, пребывая в романтическом настрое, с удовольствием смотрят прославленное пышнокостюмированное ревю, выпивают свой баттл шампанского и уходят, полностью удовлетворённые. Другие заметят, что танцовщицы, в основном, эсэнгэшные, наряды потрёпанные, туфли стоптанные, и т.д., и т.п.

Короче, пока не сходите и смысла нет кого-либо слушать, сами решайте, сходить или нет. Чуть наискосок от мельницы находится выход на поверхность вентиляционной шахты метро, где, стоя на решётке, туристы любят фоткаться с развевающимися волосами и юбками на фоне мельницы. Если пойдёте налево, то буквально через квартал окажетесь на славной площади Пигаль, что, несмотря на всю свою громкую ночную славу, днём ничуть не отличается от других таких же крошечных городских площадей.

Пляс Пигаль (отсюда русское слово пигалица — маленькая, худенькая француженка) — известное богемное место, где с наступлением темноты всех проходивших мимо одиноких мужчин вежливо, но настойчиво зазывают в расположенные вдоль бульвара Клиши многочисленные секс-шопы и салоны, в которых смазливые разнокожие дамы, обладающие такими полезными социальными навыками, как показ пип-, стрип- и прочих шоу, демонстрируют их своим гостям за соответствующее вознаграждение.

При помощи денег без проблем получите и то, что живший неподалёку отсюда Мопассан возвышенно называл в своих, довольно смелых на тот момент произведениях, «неземной страстью». Правда, настоящий центр ночного разврата давно сместился к арке Сан-Дени (Сан Дени — святой Дионисий). Но посещать Сан-Дени я рекомендую главным образом мужчинам с крепкой и устойчивой психикой.

Вместо элегантных парижских камелий вас встретит стадо кенийских бегемотих с редким вкраплением белых мегапожилых жриц любви, демонстрирующих в преогромных декольте свои потасканные прелести. Время от времени их гоняют, проезжая на машинах, свои чернявенькие сутеры, от которых они весело ломятся по всем близлежащим переулкам.

Стоят они там практически круглые сутки, по крайней мере, с утра их там тоже полно. Непонятно, как к ним вообще кто-то ходит. К таким нужно брать с собой ТТ-шку с одним патроном, чтобы согрешив, сразу потом и застрелиться. А так, в здравом уме, нормальный человек и не рискнёт. Может, совсем уж в страдальческий год.

В тех местах нередко можно встретить и наших расконвоированных соотечественников, что, видимо, прибыли в Париж без своих верных подруг и к вечеру стайками (по одному редко — доминирует коллективное бессознательное) дефилируют по бульварам. Кроме тихих матов их обычно выдаёт зоркий и внимательный взгляд, каковым они пытливо всматриваются в маняще мерцающие вывески всех встретившихся им на пути сомнительных заведений.

Видимо, более чем полувековая табуированность темы продажной любви на многих ещё оказывает своё соблазнительное влияние, и по вечерам они, врезав в номере для контенансу привезённой с собою водки, упорно стремятся посетить эти такие заманчиво-недобрые места. Кому-то ведь и в самом деле обязательно нужно в этом плане везде отметиться, попытавшись на деле воплотить все свои эротические грёзы. Ибо человека, в первый раз возвратившегося из столицы Франции, в мужской компании ждёт прямой и недвусмысленный вопрос — выполнил ли он трудовой наказ, и завел ли он, как полагается в городе Париже, адюльтер с француженкой? Это уже после будут и другие вопросы — ел ли лягушек, плюнул ли с башни и сколько стоит бензин.

Ещё можно также рассмотреть такой маршрут по центру Парижа. Начните его от Трокадеро (станция метро Trocadéro) — самой известной парижской смотровой площадки и любимого места для позирования всех прибывающих в Париж иностранцев. Включая генералов гитлеровских армий. Эйфелева башня предстаёт перед Вами довольно внезапно по выходу из метро, и вид, открывающийся на неё отсюда, действительно потрясает, такая она неожиданно здоровенная. Сплошные восклицательные знаки.

За ней ровной грядкой лежит Марсово поле, упирающееся в Военную Академию. Слева виднеется позолоченный купол Дома Инвалидов, внизу течёт Сена, по которой в разные стороны снуют украшенные гирляндами кораблики с беспечными пассажирами, весело машущими друг другу и туристам, гуляющим по набережным. Прямо под Вами грандиозный спуск с фонтанами до моста Иена. Раньше на этом месте традиционно проводились Всемирные Выставки.

Последняя была, если я не ошибаюсь, перед войной, и слева был павильон тогда уже фашистской Германии, а напротив него — скульптура «Рабочий и колхозница». Советский серп и молот почти до самого открытия победно возвышался над остальными павильонами, но в последнюю ночь коварные фашики успели-таки приколотить на фронтон своего здания германского орла, что получился на пару метров выше творения Мухиной, из-за этого лишь в сорок первом получившей за свой монумент вполне заслуженную ей Сталинскую премию.

На смотровой площадке всегда пруд пруди туристов, без устали фотографирующихся на фоне башни и множество назойливых негров-сувенирщиков, которых изредка гоняют ленивые жандармы. Сверху вниз ведут широкие лестницы, а вдоль склона растут пышные деревья, на фоне которых так любят фотографироваться женщины. Дружно полагая, что фото у зелени придаёт им более юный и цветущий вид, они по-лебединому раскидывают руки, на несколько секунд застывая с улыбкой перед кустарниками. Мужчин же флористика интересует куда в меньшей степени, и обычно они снимают с разных ракурсов саму конструкцию башни, угрожающе-сексуально выдвигая в её сторону объективы фотоаппаратов.

Тут у Вас есть выбор, либо подняться на башню, либо двинуться дальше. Если не хотите отстоять под подолом башни очередь в тридцать три коровы, то вот сайт для покупки билетов. Хотя и на самой башне хватает очередей, к лифтам всё равно стоять придётся, ведь Эйфелева Башня имеет, как известно, три уровня. На первые два можно подняться как на лифте, так и по лестнице.

Я всегда поднимался только до второго, да и то страшно, больше ста метров уже. На уровнях есть бары, где можно выпить кофе. На верхний уровень попадают только на лифте, покупая билеты в кассах второго уровня. Подняться на башню, конечно, хочется каждому, а вот насчёт вида на парижские крыши мнения среди туристов разные. Париж — не Флоренция, он и в самом деле сверху сер бывает, как Миллер и писал. Особенно в пасмурную погоду, когда в Париже идёт его фирменный аэрозольный дождик. На такой высоте бывает, приходит ощущение некой нереальности всего с тобой происходящего, а между тем вокруг обычные люди живут своей рутинной жизнью — кто-то в саду на крыше своего дома поливает цветы, кто-то мастерит что-то на веранде, на корте совсем рядом с башней черно-белая ребятня гоняет мяч.

Как мне кажется, визит на башню лучше запланировать на последние дни, когда многие места в Париже станут для Вас узнаваемы. Мы в последний раз на башне попали в занятную ситуацию. Как правило, там толпы народу, а тут вдруг всё опустело. Куда-то пропала группа визжащих от счастья итальянистых школьников и, забрав с собою дюжину сварливых грудничков, уехала наверх пакистанская семья человек из сорока, не меньше. И никого. То ли лифты отрегулированы таким образом, то ли внизу что-то случилось, но мы в течение почти 15 минут оставались на втором уровне абсолютно одни к вящей радости детей, набивших карманы лежавшими на столиках карандашиками с рисунком Эйфелевой башни. Нам же стало как-то тревожно, и мы поспешили на выход.

С пристани возле башни туристы обычно садятся на речные трамвайчики для прогулки по Сене. Кататься можно при любой погоде, есть и крытые катера. Всем обычно нравится, там можно нафотать весьма недурные виды. Около каждого сиденья имеется огромный аудиогид, похожий на трубку транкового телефона начала девяностых (хочется даже крикнуть в него: «Вы чё, козлы, деньги перечислили??!»).

Если решите подняться на башню в другой более погожий день, тогда Вы разворачиваетесь от Эйфи, переходите площадь и, идя по авеню Клебер, достигаете следующий парижский тренд — Триумфальную Арку. Она возвышается, как гигантский аккумулятор, будто заряжаясь от которого, во все двенадцать отходивших лучами улиц растекаются автомобили и толпы парижан и туристов. Тут можно перейти по подземному переходу непосредственно к ней и почитать вблизи места выигранных Наполеоном сражений. В том числе и в России. Как ни крути, а Москву-то он всё же захватил.

От арки открывается перспектива на расположенный довольно далеко район Дефанс — парижский Сити. Визуально он, вроде, рядом, но туда лучше добираться на метро. Выйти не на терминюсе, а на предпоследней станции и прогуляться до миттерановской Арки Дефанс. Район довольно авангардистский, со своеобразной архитектурой, но если Вы до этого побывали в Нью-Йорке, то после Манхэттена здешние небоскрёбы кажутся несколько смешными и неоригинальными. И все как будто одинаковые.

Как бы там ни было, деловой район на окраине — это неплохое решение проблемы городских пробок. В городе такси чуть ли не больше, чем частных авто. И ездят все вежливо, аварий не увидишь. Права пешеходов полностью признаются, причём как раз по той причине, что и свои права уважаются. В России, к сожалению, только-только сейчас начинает зарождаться подобная культура вождения. А пока, как Вы знаете, принцип у нас один — кто на дороге пропустит — тот кунак, а кто подрезал — кровник.

В противоположную сторону от Триумфальной Арки начинаются Елисейские Поля. Предстают они перед Вами в виде широченного, засаженного каштанами и клёнами проспекта, с растяжками французского флага, массой ресторанов, кафешек и чайных домиков. Этот оживленный проспект по праву считается самой дорогой улицей Парижа. Вот по ней Вы и следуете, заглядывая по пути в многочисленные роскошные витрины.

Здесь Вас с обеих сторон ждёт бездна магазинов, синема, театры, цирки, павильоны, площади с фонтанами, скульптуры. Мы обычно здесь курсируем с левой стороны на правую, и обратно. Если идти от арки, то левая сторона кажется более демократичной, и магазины попроще. Там большущая Сефора, Диснеевский магазин, мюзик-холл Lido (можно зайти в фойе глянуть на фото танцовщиц топлес), мерсовский и альфовский автосалоны с новинками. Как и в любой европейской столице на Елисейских есть русский ресторан «Распутин», прямо напротив Лидо находится.

Справа большие магазины, где даже бывают очереди с улицы — Луи Вюиттона (всегда, кстати, оригинальные витрины — то чемоданы исполинские, то зебры верх ногами летают), Хуго Босса (любимого и единственного модельера эсесовцев), Лакост, футуристический автосалон Тойоты. Даже сложно что-то выделить, так много там занимательного. Наверное, только там и на Монмартре до утра многолюдно и бурлит жизнь, когда в других местах Парижа всё уже затихает. Да и поесть там до утра можно, ведь везде уже закрыто.

Рестораны на Елисейских заметно подороже. Разумеется, там можно попробовать все французские деликатесы — морепродукты, лягушек, фондю, фуа гра (если не жаль гусят, которым ради этого паштета насильно корм в горло запихивают, зрелище не из приятных, кстати). Местные, одетые в офисные сьюты, клерки предпочитают к обеду расходится по близлежащим brasseries, подальше от Елисейских с их ценами, совершенно не обращая внимания на вязкую толпу вокруг себя, как и положено истинным столичным жителям. Однако и на Елисейских можно быстро и недорого перекусить в Квиках и Макдональдсах. Тем более в их Макдо, бывает, и пиво имеется. В России пива нету, потому что, на нашу беду, управляющий наших Макдональдсов по совместительству сын одного из директоров Кока Колы. Поэтому из напитков мы у себя обречены пить только коку, спрайт и фанту.

О парижских кафе написано немало, и сложно добавить какие-то свои пять копеек. Интересны они и своеобразным интерьером, что допускает полное смешение всевозможных стилей и любопытной манерой поведения посетителей. Если в других европейских странах посетители, в основном, лениво дремлют над чашечкой кофе, изредка отпивая и не спеша выкуривая сигарету (а в Южной Америке вообще, сидя спят часами, как герои Эллады), то в парижских кафе, как внутри небольшого муравейника, вовсю кипит жизнь, и царит непринуждённая и располагающая атмосфера.

Парижане проводят в кафе многие часы — что-то пьют, едят, постоянно переговариваются, обмениваются новостями, спорят, мечтают, листают газеты, целуются. Бармены и официанты оживлённо беседуют с посетителями. Все стулья на террасах развернуты в сторону тротуара, и все там сидящие volens nolens являются свидетелями различных сценок из жизни города, которые они негромко, но активно комментируют, видимо чувствуя себя всецело в ответе за тот кусочек Франции, что попадает в их поле зрения. В основном мы и обедали там, в подобных брассришках. Но есть ряд заведений, которые мы посещали по большей части с целью отдыха и показа детям, а порой только после узнавая о его громком имени.

Это, например, Ladurée — недешёвое, но притягательное место. Там есть что-то типа лавки, где продают на вынос, а есть зал в два этажа, где за крошечными столиками парочки поедают пирожные с флажками Лядюре. Пирожные там, действительно, очень вкусные, приносят чай в серебряных чайничках. Упаковку и внешний вид пирожных разрабатывают известные дизайнеры. Лядюре в Париже — место давно уже культовое. Тут нужно немного знать Францию.

Подобные пирожные есть и в других многочисленных булочных. Но, получив в подарок коробочку из Лядюре, всякая здравомыслящая французская дивчина понимает, что если уж её Пьер потратился на пироженку за 4 еврика вместо одного, то это всё — трындец. И означает это тока одно — он созрел и щас предложит ей руку, сердце и peut etre койко-место где-нить у него в мансарде (вот только коммуналку всё равно пополам, тут она хрен отвертится). Последний раз мы в Лядюре тоже с удовольствием съели что-то вкусное и многоэтажное под ароматный кофе.

Затем Ангелина. Находится сбоку от Тюильри на Риволи. Очередь, как правило. Отстояв полчаса, оказываешься в двух довольно больших обтрепанных залах, битком забитых туристами, поглощающими пирожные Монблан, а также всевозможные кексы, и бисквиты, и бонбоны. Монблан этот, кстати, вещь неплохая и сытная, его съел — как пообедал. Магазинчик при кафе тоже есть.

Еще одно знаменитое кафе в центре Le Nemours на place Colette рядом с Комеди франсез. Там можно на улочке посидеть под колоннами, шоколаду выпить. Антураж внутри тоже соответствующий. Анджелина Джоли в «Туристе» кофеину там тяпнула в начале фильма.

Вообще, в Париже в изобилии имеются и по-настоящему шикарные кафе и рестораны. Только плати и le vin est tire, il faut boire. С роскошным интерьером, множеством зеркал, ароматом хороших свечей и т.п. Вечер при желании можно провести очень эффективно. Поглазеть на дорогие вечерние туалеты дорогих дам, съесть эксклюзивного вонючего сыра, поулыбаться похожей на ангела официантке. Домой оттуда доставят на хорошей машине. Уезжать рекомендую в тот самый момент, когда уже ограниченное количество женщин в зале начинает заставлять Вас по-новому взглянуть на оставшихся. И целее будете, и деньги на дьютики останутся.

Понятно, что лучшие времена «вечерних ресторанов, парижских балаганов» уже позади, и с таких мест, как Максим или Ангелина позолота давно слетела, но зато, побывав там, потом не раз будешь узнавать эти места в книгах, кинофильмах, на фото.

Итак, прохаживаясь по полям уже почти параллельно Сене, вы дойдёте до Круглой площади, после которой с обеих сторон начинаются скверы с богатыми особняками. Достигнув Малого и Большого дворцов, посмотрите направо — между ними сверкая позолотой скульптур, покажется мост Александра III с коваными гирляндами, цветами и амурами на своих фонарях и перилах. Выглядит он по-купечески помпезно, но, возможно, именно за эту чрезмерную роскошь он больше всего и любим парижанами на зависть трем десяткам других парижских мостов. Если пойти в противоположную мосту сторону, то за густыми и плотными деревьями можно увидеть похожих на стаю макак туристов, нелепо подпрыгивающих с фотиками у заднего забора Елисейского дворца.

И вот Вы выходите на великолепную place de la Concorde с медно — золотыми фонтанами наподобие ватиканских и видавшим виды египетским обелиском — центральную площадь Парижа, Площадь Согласия, где не так уж и давно революционно настроенные французы с радостью рубили головы своим королевнам.

Свою же голову Вы можете повернуть налево и в конце улицы увидите Мадлен, церковь Магдалины, построенную в виде греческого храма, вблизи неожиданно огромную. Вообще, в Париже много стилизации под греков, и объясняется это тем, что на момент строительства Шлиман уже как раз открыл свою Трою, и, соответственно, интерес в то время к античному миру был немалый.

С другой стороны на левом берегу, Вы увидите расположенную в Бурбонском дворце Национальную Ассамблею Франции (аналог нашей Думы).

А прямо перед Вами раскинулся сад Тюильри. Классический французский парк с множеством различных по стилю скульптур и бегающими по его дорожкам спортсменами. Весной сад весь уже в цвету, там можно покормить вынесенными с завтрака круассанами плавающих в его прудиках-фонтанах диких уток и даже посидеть отдохнуть, если конечно удастся отхватить себе зелёный металлический стульчик. По главной аллее парка Вы достигаете следующую арку — Арку Карузель. Если повезёт, и Вы будете гулять в погожий день, то она, скорее всего, Вам понравится. Построена арка из розового камня и эффектно отсвечивает на солнце.

Напротив неё расположен Лувр, его архитектурный комплекс выделяется богатым скульптурным оформлением зданий старинного королевского дворца. Так уж получилось, что мне пришлось немало побродить на экскурсиях по различным дворцам и замкам. Может быть, поднадоело и последнее время их холодная роскошь меня как-то не трогает. И даже порою кажется, что те представители монаршего сословия, что выстроили себе такие домины, явно чувствовали себя в них неуютно и дискомфортно, что, вероятно, и приблизило период их дальнейшего разложения и упадка. Посередине двора Лувра стоит пирамида, постройка довольно спорной архитектурной ценности, примета того времени, когда Миттеран на Париже тренировался.

Насчёт Лувра-музея. По моему личному мнению (подчёркиваю — по моему, по личному) если Вы в Париже впервые, и у Вас мало времени, то посещать Лувр не стоит. Всё равно ничего толком не увидите и не запомните. Дождитесь пенсии, тогда и сходите. Музей, конечно, интересный, экспонаты уникальные, но толпа портит всё впечатление. Независимо от гражданства поведение туриста в Лувре довольно предсказуемое и одинаковое.

В основном он носится, как доберман по двору, от столбика к столбику, по трём главным музейным достопримечательностям. Спустившись в пирамиду, первым делом он по указателям добегает до Джоконды, читает табличку, что фотографировать запрещено, достаёт втихаря фотик — щёлк! — затем парадным шагом выдвигается к Нике — щёлк — и прямиком к Венере — щёлк-щёлк. Всё! Теперь и Вы интеллигенция (в первом поколении). Бродить по египетским либо полинезийским залам и осматривать все то, что франсы натырили в своих колониях или военных кампаниях, если ты не профессиональный археолог или любитель туземного этноса, нет никакой охоты. Возвращаться снова в Художественную галерею тоже. Хотя это вопрос вкуса, а он, как известно, у каждого свой.

Лично меня классическая академическая живопись как-то не привлекает, даже грузит. Тона тяжёлые, тёмно-депрессивные, сюжеты в основном религиозные, да и соответствующего контента, чтоб данный сюжет понять, в башке, увы, нету. Для меня магнит — это музей д’Орсэ. Лучше билет заранее выкупить, чтобы не терять минут сорок, стоять придётся на улице. Расположен он в здании бывшего вокзала на rue de Lille, 62, и французы говорят, что этот вокзал у них похож на музей, а музей — на вокзал. (Это они о толпе в Лувре).

В д’Орсэ же Вас встретит три этажа живописи и скульптур, и даже дети с удовольствием проводят там время. Самые известные полотна, конечно, импрессионистов. Бросив больше ста лет назад смелый вызов столпам классической живописи, влияние на мировое искусство эти художники оказали огромное, и их творчество давно растиражировано, легко узнаваемо, а образы и приёмы до сих пор с успехом используются в современной живописи, кино и даже рекламе. Время не обманешь, оно всё отфильтрует и расставит по своим местам. Тех, кто ржал над красной собакой Гогена, давно забыли, а картины в его зале копируют симпатишные воспитанницы художественных училищ.

Еще советую посетить небольшой музей Оранжери, что находится в правом нижнем углу парка Тюильри. Билеты можно заранее не брать. Очередь там небольшая, минут на пятнадцать максимум. В основном туда идут на «Кувшинки» Моне, что представлены в двух больших овальных залах. Сходите, музей производит очень приятное впечатление. Потеряете семь евро и час времени, зато хорошее настроение от просмотра получите гарантировано. Меня там почему-то цепляют алкашные морды Сутина.

После Лувра Ваш путь неизбежно протекает до острова Сите, на котором сперва покажется занявший пол-острова Дворец Правосудия и мрачноватое здание бывшей тюрьмы Консьержери. Тут можно перейти по Новому мосту на левый берег и глядя на Сент-Шапель двинуться к Нотр Даму вдоль набережной Орфэвр (если перейти ещё раньше, то можно прогуляться мимо лавок парижских букинистов).

Старшее (читающее) поколение еще помнит на этой набережной дом с патрулями, где по замыслу любвеобильного мэтра буржуазного детектива Сименона, вечно уставший комиссар Мегрэ долгие годы защищал чужую частную собственность (главную, как известно, основу капиталистического общества).

Тут уместно вставить несколько слов о французских силах правопорядка. Их, к счастью, не столько видов как, скажем, в Испании, и подразделяются они в основном на жандармерию и полицию. Т.е. на ажанов (в синей форме) и жандармов. Первые из них в подчинении МВД, вторые — люди военные. В случае, если с Вами вдруг что-то, не дай бог, случилось либо просто заблудились (и если всё у Вас в порядке с документами), то смело решайте любые проблемы с первым же попавшимся представителем силовых структур. Это не наши серые побирушки, помогут обязательно.

Вид на собор Парижской Богоматери с левого берега всех впечатляет. Выглядит он оттуда величественно, хотя и несколько сумеречно. Перейдя к нему по мосту и осмотрев собор снаружи можно бесплатно пройти внутрь и вместе с другими туристами двинуться в медленно идущей толпе вперед до того места, где все вертят задранными головами, изо всех сил стараясь разглядеть легендарное окошко-розу среди мягкого свечения разноцветных старинных витражей. Затем все обычно разворачиваются.

После того как Браун, собрав кучу псевдофактов, лихо расписал историю «Кода да Винчи», по таким местам, как Нотр Дам и Сан Сюльпис, началось настоящее паломничество. А после выхода фильма даже в России любителям подобной мистики в три листика предлагаются экскурсии по этим местам. Вот и бродят наши там, оглядываясь по сторонам и ничего вокруг не понимая, крестясь на всякий случай по православному на все католические статуи и заодно на морды химер и горгулий. Сам я по церквям хожу редко, бывает верующие там молятся или просто люди нагрешили, свечи ставят, чего мешать. Но внутренняя атмосфера собора, звуковым сопровождением которой выступает органная музыка, действительно завораживает.

Покинув Нотр Дам, вы проходите направо по мостику через реку к показавшемуся большому вычурному зданию, стоявшему на уютной площади с бронзовыми фонарями и традиционной небольшой каруселью сбоку. На карте оно было обозначено как Hotel de Ville и некоторые даже хотят там поселиться. Но это, конечно же, не отель, а здание городской ратуши (Отель де Виль) — великолепный, богато украшенный снаружи скульптурой дворец. Пожалуй, одно из красивейших зданий Парижа.

Пройдя Гревскую площадь у мэрии, пересекаете улицу Риволи и по rue du Renard доходите до необычного здания с ползущими по его стенам разноцветными пузатыми трубами. Центр Помпиду - похожее на химзавод строение с новаторскими строительными решениями. Внутри музей модерна, сам он с его современными замороченными инсталляциями может и не привлекать, но площадка перед ним всегда полна туристов, музыкантов, жонглёров и просто всяческих отвязанных фриков.

Мне там очень-очень нравится. Молодёжь курит, общается, беспрерывно смеётся, поёт песни (и к удивлению всех россиян, почему-то не пьёт пиво, этот непременный атрибут наших подростков).

Весной попали там под дождь, и рядом с нами под карниз забежала с папироской какая-то улыбчивая девчушка в сером пальтишке. Потом к ней подтянулась пара волосатиков с гитарами. Дождь всё шел, они начали наигрывать прямо там и девчонка запела. Оказалась она неожиданно голосистой и, пока не выглянуло солнце, успела спеть несколько песен. Мы с удовольствием послушали и, покидав ей в карман монетки, двинулись дальше. Уже потом дома до меня допёрло, что это была Заз (Zaz) — известная и модная сейчас певичка, чьи мелодии даже у меня в телефоне в заставках забиты. Сейчас, когда, бывает, видим её по телеку, нам сразу тот день вспоминается.

Дальше сбоку площадь Стравинского с фонтаном и авангардными фигурками — персонажами его произведений. По вечерам там тоже разыгрываются сценки.

После можно по rue Rambuteau пересекая Севастопольский бульвар прогуляться к Сент Эсташ (святому Евстахию), тоже немаленькому собору, у которого можно наделать фото возле каменной скульптуры «Слухача». Отсюда и по домам разъезжаться удобно, Les Halles — это большая узловая станция. Раньше там был знаменитый Центральный Рынок («Чрево Парижа», Золя).

Идёте Вы там уже под вечер, наблюдая, как вдоль тротуаров паркуются крошечные малолитражки, останавливаясь в нескольких миллиметрах от соседних машин, и даже не стесняясь слегка их пододвинуть, используя вместо парктроника свой собственный бампер. Проходящие мимо прохожие даже не оборачиваются на этот, видимо, привычный для них, стук.

Поужинать можете также в этом районе. Справа от метро в доме № 120 по той же rue Rambuteau расположен один из популярных ресторанов Леон - можно распечатать за пару дней с их сайта скидочный купон на 10 евро. Обычно все берут там moules (мидии) — вкусно и неимоверно калорийно. Если придёте вдвоём с дамой и возьмёте себе мидии, официант при заказе может даже понимающе Вам подмигнуть. В городе много и других рыбных ресторанов, но Леон не хуже, уверяю. Цены в нём получше будут, процентов на 20-25 дешевле, а нажраться там можно, как беженцам.

Вот, за два дня Вы и посмотрели в Париже, на мой взгляд, немало. Конечно, остаётся еще полно всего, и куда двинуться дальше, решайте сами. Представления людей о прекрасном всегда сильно различаются и обусловлены особенностями их воспитания и общественного бытия. Кто о чём дома мечтает. C’est pourquoi сложно советовать, что посещать, каждому своё.

Что касается меня, то я не очень понимаю, для чего посещать некоторые рекомендуемые для осмотра места. Что, к примеру, делать у могилки Наполеона в Доме Инвалидов? Туристы прутся туда, как в родительский день. И зачем-то бродят, словно готы, по всем их французским кладбищам тоже. Также не вижу смысла ходить на Площадь Бастилии или к Сорбонне, к Пантеону ровно по той же причине, что делать там, на мой взгляд, совершенно нечего. Маятник Фуко в Пантеоне смотреть, что ли? Скукотища, как на форуме вегетарианцев. Но это, надо сказать, лишь моё личное мнение, и, возможно, что кому-то в этих местах будет вполне интересно побывать.

Что касается платных экскурсий, то я с гидом не хожу с 90-х. Не нравится мне бродить за ним, как детёнышу коалы, вцепившемуся в шерсть матери. Когда едешь компанией, от этого не уйти, не все говорящие, но если только ситуация позволяет, то стараюсь выбираться solo, с картой или книжонкой какой-нибудь. Да и цены на экскурсии задраны. Мне бесконечно жаль забирать хлеб у турагентств, но билет в любой музей стоит не дороже 10 евро, а экскурсия в этот же музей — от 30-35. Можно и самому сходить, чем слушать, как гид с усталой ненавистью бубнит эту свою длинную собачью песню, нудным рэпом выдавая надоевшие ему имена и даты.

Экскурсоводами нередко работают эмигранты из бывших наших. Злющие все какие-то, да и неудачники чаще. В Америке была одна такая у меня, в прошлом искусствовед из Ленинграда. И вот, всё у неё в Раше плохо, и сервиса нет, а спросишь — уж больше пятнадцати лет у нас не была, чтоб хоть что-то понимать-то.

Перед поездкой полезнее самому прочитать пару книжек про Францию, там, конечно, даётся всё обобщённо, но какие-то сведения пригодятся. И позволю себе дать небольшой совет — чем ходить и молчать, как в плену у индейцев, лучше дома тратьте время и деньги на изучение языка, хотя бы английского, он много проще французского. Детей учите в любом случае. И не слушайте разные бредни, как французы игнорируют английский наших туристов. Может, просто на придурка попали, либо их английский у самих такой, что никто не понимает. И не то, чтобы французы не любят англичан, это всё стереотипы. Просто с фонетическо-физиологической точки зрения их дикция так устроена, что некоторые звуки, используемые в английском, им доступны для изучения только лет до девяти, а после очень трудны для воспроизведения (ту хэлп они произносят как ту элп, и никак не переучить). И у англичан похожие проблемы с французским. Вот и не говорят толком, хотя соседи по жизни.

Но Европа теперь совсем другая, английский сейчас и в школе обязательно учат, и в гаджетах всё на нём, бизнес в Евросоюзе совместный, лет десять они уж вместе и, как результат такой интеграции, многие заговорили. Раньше и в Германии сложно с английским было, мало кто понимал, молодёжь в основном, дорогу не могли спросить, а в прошлом году приехали и поразились — практически все стали общаться. В случае, если же Вы подучите французский, то я Вас уверяю, что посещение Парижа и Франции станет для Вас во сто крат насыщенней, привлекательней и разнообразнее.

Не знаю, кем метко сказано, что границы языка — это границы Вашей вселенной. Очень верно замечено, но проблема в том, что смысл сказанного доходит только, когда язык становится доступен. Именно тогда в путешествии становится доступно к пониманию многое из происходящего вокруг, и проясняются те вещи, которые раньше были для Вас закрыты. Словно глаза открываются. Так что учите, не глядя на возраст — и вперед. В атаку — как говорил Наполеон. Город ждет.

Для осмотра Парижа очень удобен опен-тур. Четырёхцветные открытые даблдекеры, каждый цвет соответствует определённому маршруту, я на таких уже несколько городов объехал. Сел на него, вышел, погулял, пофоткался, садишься на следующий. Дают цветные наушнички, которые можно потом презентовать кому-нибудь на работе, как сувенир из Парижа.

Для пешего перемещения по городу предпочитаю метро. Его я нахожу во многом удобней московского, неглубокое, и станции чаще расположены, двери в вагонах нужно открывать самим, дети это, как приключение, воспринимают.

На такси в Париже передвигаюсь редко. Особого смысла в этом не вижу, да и счетчик продолжает щёлкать, когда вдруг попадаешь в пробку. Равнодушно созерцать такое могут только мазохисты, обычному же человеку это достаточно тяжело вынести. Короче, на метро везде без проблем. Хотя некоторые станции по вечерам опасны, и в них даже есть на поворотах в переходах большие зеркала на стенах, чтобы ты, подходя, видел, кто там из-за угла нападает. Ну и нечего поздно шляться.

Часто возникает вопрос — куда сгонять из Парижа на денёк? На машине я даже не рассматриваю, без пива — это для меня не отдых. По ж/д могу порекомендовать Тайлис. Тайлис — это современные бесшумные поезда с удобными эргономичными креслами, стильными алыми светильниками, баром, зоной Wi-Fi и гибкими ценами на билеты. Если брать их заранее, то они дешевле практически в пять раз.

Если платёж с Вашей карты не проходит, а такое бывает из-за особенностей бельгийской платёжной системы, то купить билеты на Тайлис можно и здесь. И не пугайтесь, если дорога займёт несколько часов. В таком комфортном поезде время летит совсем незаметно. При проверке билетов карту, с которой производился платёж, нужно иметь с собой. Как и везде по Европе. Очевидно, чтобы за ворюгу-хакера не прокатить.

В часовой доступности от Парижа находится Брюссель, что-то среднее между Парижем и Амстердамом. Город, в принципе, неплохой и красивый, особенно королевская площадь. Но как-то кроме музеев делать особо и нечего. Зато там мужчины могут вдоволь наглядеться на знакомые полотна фламандского художника Рубенса, репродукции которых в далёком детстве тайком подсматривались в Большой Советской Энциклопедии. Теперь пышные формы с его полотен успешно поставил на коммерческую основу колумбиец Ботеро, чьи скульптуры стоят во многих европейских городах, в том числе и на Елисейских в Париже. А так, пошляться, посмотреть зассанца, купить маме кружева, шоколаду, поесть, попить — и домой. Потянет с жёлтым полосатиком. Но мне дня там было достаточно, как и раньше, впрочем. Многие вообще предпочитают Брюсселю Брюгге. Брюгге действительно красив, и можно всё успеть посмотреть, город он сравнительно небольшой, тысяч сто с собаками.

До Амстердама Тайлис идет примерно часа четыре. Весной также туда сгоняли. Не был в Голландии лет десять и не скажу, что она изменилась в лучшую сторону. Шмаль дуют уже практически в открытую, чуть ли не кольца в лицо мусорам пускают. Сам Амстердам тоже заметно потемнел. Голландцы, признав историческую вину перед своими колониями, сдуру разрешили въезд в страну суринамцам, которых в одном только Амстере теперь уже сотни тысяч. Помимо них в Голландию приехали косовары, за пару лет войнушки повыгоняли всех блэкдилеров и теперь албанцы сами успешно контролируют там всю тяжёлую наркоту, со всеми сопутствующими данному бизнесу сверхдоходами и образом жизни. Голландцы же дружно валят из страны в Австралию и Канаду, где их, как белых людей, охотно принимают.

Квартал красных фонарей, что раньше казался таким продвинутым, уже так не впечатляет. Может, как-то не свезло, и нормальные девки в тот день отсыпались, но нас что-то не зацепило. Скорее наоборот, будто в серпентарии побывали.

Прокуренные потаскухи, по виду прошедшие Крым, Рым, Берлин и Токио, стоя в витринах, устало демонстрируют вульгарные манеры и пошло улыбаются, не особо старательно искушая многочисленных ужратых туристов, что в ответ также сушат зубы, и время от времени заскакивают к наиболее понравившимся. Причём, некоторые из тамошних куртизанок, судя по их кадыкам, не совсем даже и женщины. Это, скорее, куртизаны во всём их нынешнем биологическом разнообразии. Но кое-кто и к этой нечисти ныряет. Отпуск для многих туристов, по-прежнему, — время смелых экспериментов.

В Рейксмузеум мы не попали, был закрыт, сходили в музей Ван Гога, очередь там небольшая, билеты можно заранее не брать. Но музей интересный, как Вы понимаете. И детям там понравилось. Сам Ван Гог тут вроде и не рисовал ничего, но родня, сохранив и подарив Амстердаму коллекцию его картин, сделала городу такой вот небывало щедрый подарок.

Прибыв в Амстердам, мы по выходу из вокзала тут же сели на катерок, час проплавали по городу, слушая комментарии на нескольких языках, включая русский. Потом за два часа легкой рысью мы обошли все основные городские достопримечательности, побывав в таких местах, какие сами бы никогда и не нашли.

Еще нам понравилось в ресторанчике, от вокзала в центр и во второй переулок направо. Держат его молодые китайцы, даже, вернее, дети китайцев, вид у них уже вполне европейский. Очень приятные и доброжелательные, узнав, что мы — туристы, загрузили нас информацией, куда сходить, притащили и раздали карты и т.п. Ресторанов именно голландской кухни в городе и не встретишь, больше национальные. При выборе ресторана, главное, не заходить в заведения под разноцветными флагами, где в Амстере тусуются далеко не латентные геи. Видели, как парочка таких увлечённо сосалась у канала, наверняка, все пломбы повылетали. Да уж, сказала мать — бывает всё, сынок.

Одного дня для Амстердама показалось маловато, всё же там интересно и необычно. Каналы, улочки, сама архитектура особенная. Пробежались в конце немного по магазинам, отведали голландской селедки — и домой. А хотелось остаться еще на день.

Еще на Тайлисе советую сгонять в Кёльн. Город, в отличие, к примеру, от Франкфурта, успешно дотла разбомбленного Красной армией (или амерами?) и заново отстроенного, хорошо сохранился. Я имею в виду старинные окраинные постройки. А Кёльнский кафедральный собор, наверное, — самый красивый в Европе. И «Кёльн-Арену» построили — самый большой хоккейный стадион в Европе. Ехать тоже часа четыре получается. Но, куда бы Вы по Европе не поехали везде есть неплохие магазины, очаровательные ресторанчики, вкуснющее пиво и еда в них. Так что вперед, за тарелочками и магнитиками.

Да, ещё я хотел в этот раз съездить на день в Лондон. Цель поездки была одна — оторваться от своих на время шопинга. Правду сказать, меня вообще почему-то никогда в Англию не тянуло. Никогда не понимал их беготню с королевской семьёй, вечные сопли в таблоидах с принцами, принцессами, их собачками и т.п. По тому, что я видел в других странах, англичане — вообще первые в Европе засранцы. Билеты я взял на Евростаре , который идёт с Северного вокзала (Gar du Nord). Билет туда обратно стоил 72 фунта, на тот момент эта сумма была адекватна 88 евро.

Судя по отзывам, всё в этом вопросе зависит от таможни, кого-то и пускают, транзит с Шенгеном на день допускается, но на усмотрение таможенников. Так я и подумал, пустят — съезжу, нет — ну и пошли они со своей овцой-королевой. Не пустили. Не помогли даже распечатанные мной ваучеры какого-то испанского отеля, куда я якобы вечером из лондонского Хитроу улечу. Виза у меня стояла испанская. Как я думаю, из-за начавшихся событий в Ливии контроль на границах усилился. Французскую-то таможню я прошёл без проблем, а вот бритты меня тормознули.

Вызвали кудрявого офицерика с ушами, как у покемона, и он, отведя меня к себе на пост сбоку от очереди, составил акт о нарушении мною иммиграционных правил и о незаконном мною проникновении на территорию Соединённого Королевства. (Таможня — это уже территория Англии.) Затем, ознакомив меня с ним, позвонил французам и передал меня подошедшему офицеру французской полиции. После чего я, став на 72 фунта беднее, забрал у покемона свой экземпляр акта и гордо покинул территорию Англии, высоко вскидывая колени. Вся эта процедура выглядела, к слову сказать, довольно вежливо — «Гудбай, сэр — Бонжур, мсье».

Французу было достаточно одной фразы на французском, о том какой всё же странный народ эти англичане, после чего он расплылся в улыбке, похлопал по плечу и проводил меня к выходу из вокзала, предложив напоследок сигаретку из пачки «Gitanes».

Когда уже летом я полетел в Португалию, белобрысые немецкие таможенники во Франкфурте сосредоточенно вертели в руках мой загранпаспорт, вопросительно тыкая мне на печати в виде самолётика и паровозика под ним. Получилось, что в марте я, одиножды заехав в Шенген, умудрился каким-то образом дважды его покинуть. В ответ я прикинулся немым и, предпочтя ничего им не объяснять, лишь глупо и дружелюбно улыбался. По какой-то странной иронии судьбы рядом по своему коридору шли жители Евросоюза, и какая-то добрая пожилая англичанка, немного понимавшая по-польски, взялась мне помочь, что-то у меня выспрашивая и объясняя немцам. Наверное, приняла за поляка. Я опять глупо покивал головой и, пережив свои десять минут позора, вновь очутился в еврозоне.

Вот такие вот мои нынешние парижские впечатления. Само собой разумеется, что это лишь некий срез картины увиденной только мною, и сам я, возможно, о каких-то вещах уже завтра по-другому буду думать, клетки головного мозга постоянно обновляются. Поэтому мои персональные мнения и суждения, как и все данные Вам советы, глубочайше субъективны. Да и напутать я мог чего-нибудь, как пить дать. Так что буду закругляться, хорош уж коронки стёсывать. Вопросы будут — пишите . Претензии по длине текста, плииз, к депутатам Госдумы, Вы сами за них голосовали, они такие длинные каникулы устанавливают.

А я на этом, пожалуй, и завершу описание нашей весенней поездки, и так затянул. После Франции мы заехали на сутки в Прагу (пообедать) и, наконец, через две недели отсутствия, мягко приземлились в Екб, привезя с собой гору впечатлений, тысячу фотографий и клипов, а также ложечку из нержавейки с логотипом «Чешских авиалиний». Через две недели нас с женой ждала Венеция, город, в котором мне довелось побывать в самом начале девяностых, когда мы с товарищем, благополучно отстав от своего самолёта, в компании трёх питерских путан полмесяца бомжарили по живописной Италии. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

Робертюмень




Из выпуска от 31-07-2012 рассылки
«Путешествия с зеленым чемоданом»
Путешествия с зеленым чемоданом

подписчиков: 1243

Новости сайта "Зеленый чемодан" - рассказы об путешествиях и отдыхе, полезные советы и официальная информация для туристов, словарь путешественника.

Подписаться

Подписаться   


Subscribe. Туризм
Subscribe. Туризм

подписчиков: 120401

Редакторы Subscribe.Ru отбирают для вас лучшее по этой теме

Подписаться

Подписаться

Как всё будет выглядеть в блоге:
Париж. Скачать бесплатно
Люди делятся на три категории. Первые из них - это те, кому уже удалось побывать в Париже. Вторая категория - те, кто обязательно там побывает. И к третьей принадлежат граждане, которым град Париж вообще не нужен.
Скопируйте код для блога:
  

Комментировать( 21 )


16 августа 2012 года, :08

Are you a snob and racist?

16 августа 2012 года, :08

Hey you,
you are so cheap!

16 августа 2012 года, :08

классная статья

16 августа 2012 года, :08

Сколько лет Вы писали это эссе? Мне было интересно. но слишком большое, можете издать книжечку под таким же названием.=)

16 августа 2012 года, :08

Пишите ещё!

17 августа 2012 года, :08

Так к душе... БлагоДарю...

17 августа 2012 года, :08

Было очень интересно почитать. Этой весной первый раз побывала в Париже и получила массу впечатлений. Соглашусь, что Париж у каждого свой. Мне было интересно. Я дышала и мне было легко. Чуть позже ездил знакомый, сказал, что все серо и тривиально. А я в Дорсэ не могла глаз оторвать от этих солнечных картин.

natalyd***@m*****.ru 17 августа 2012 года, :08

Превосходная статья! Спасибо! Все четко интересно написано,без восторженных розовых соплей и нудного недовольства совка!
Замечательная и очень полезная информация!

17 августа 2012 года, :08

хорошо написано, читаю и как будто вновь в Париже, так захотелось вернуться туда)))

17 августа 2012 года, :08

Супер!!! Вот пойду и куплю путевку в Париж на осень!!! Спасибо!!!

18 августа 2012 года, :08

хорошо изложено!

18 августа 2012 года, :08

Большое спасибо за статью!!!

19 августа 2012 года, :08

Спасибо! Отличная статья. Везде хочется побывать. Да и перечитать еще раз можно..

19 августа 2012 года, :08

Статья - так себе, средненькая.
Полезной инфы - маловато, хотя кое-что есть, конечно.
Субъективных оценок - многовато, хорошо то, что автор сам это понимает.

20 августа 2012 года, :08

А я в некоторых местах даже смеялась-понравилось

21 августа 2012 года, :08

Благодаря Вам снова побывала в Париже! Спасибо за все подробности. Пишите ещё.

23 августа 2012 года, :08

Спасибо, такой легкий слог,я бы еще что нибудь прочитала, если напишите про Венецию :))

24 августа 2012 года, :08

Вот опять захотелось в Париж, в прошлом году уже хотелось,но,не получилось..Роберттюмень,огроменное спасибо за такой прикольный ,ненавязчиво-информативный и оригинальный рассказ о Париже! Сначала было хотела обидеться за подколки,так как я и есть настоящий представитель экзальтированной на всю глоову
девы от 30-ти и до бесконечности! А что делать,куда девать эти самые эмоции,особенно когда так дух захватывает! А потом даже начала зачитывать мужу вслух некоторые абзацы , хохотали вместе. Так что,очень настоятельно просим,привозите еще впечатления из других городов! Уже в предвкушении чтения о Лондоне,Венеции и,может быть,о Барселоне(а это мой любимый город!)

24 августа 2012 года, :08

Да, а еще хотелось бы пару вопросов. Сколько дней нужно на Париж,Брюссель(необязат) и залечь на дно в Брюгге(обязательно)? Мы опытные туристы, можем и бегом, если надо,но,хотелось бы неспеша , с распитием кофейных напитков и поеданием круассанофф! Каких кварталов нужно избегать при брониров. отеля? И,когда лучше всего ехать? Мне кажется,осенью особенно красиво и меньше туристов.Хотя..наверное,Париж всегда красив.

28 августа 2012 года, :08

Афтору - с п а с и б о !

Замечательный стиль изложения! Талант!..

01 сентября 2012 года, :09

Очень даже неплохо; если совсем честно (надеюсь, можно?) есть по мелочам замечания - ну, говоря о памятнике Марселю Эйме можно было бы сказать, что он жил как раз в том доме, рядом с которым стоит ему этот памятник в виде героя его книги; памятник был изваян не кем иным, как Жаном Марэ (киноактер был и скульптором), который был ОЧЕНЬ близким... скажем, ДРУГОМ Эйме. В Лувре, например, замечательные египетская и месопотамская коллекции. Транспорт в Дефанс убран под землю. А вот часть об Амстердаме, если честно, огорчила. Для меня он - один из красивейших городов Европы, и бывать там я люблю намного больше, чем в Париже... А может, я просто Парижем объелся, не знаю - девять лет возил туда туристов из Петербурга. А так - честное слово, очень понравилось. Считаю себя профессионалом (все же "гидую" с 1992 года), но даже для себя кое-что новое узнал. Спасибо.